Главное меню меню

Преимущества

Большой ассортимент в наличии на складе. Редкие позиции металлопроката готовы привезти на заказ
Гибкая система ценообразования
Удобный способ подписания документов. Нет бюрократии
Быстрое согласование договорных условий
Отсрочка платежа
Оперативная погрузка
Комплектация заявки на один склад
Услуги доставки по городу и стране
Услуги резки металла всеми режущими инструментами и оборудованием
Комплексное снабжение

Бесконечная битва. Российский и мировой рынок стали: 28 января — 4 февраля 2024 г.

05.02.2024

Да, это имеется в виду битва с инфляцией. А вы о чем подумали? Как заявила 30 января в интервью РИА Новости глава ЦБ Эльвира Набиуллина, Банк России видит пространство для снижения ключевой ставки, скорее, во втором полугодии и при условии устойчивой тенденции к понижению инфляции.

Вообще-то, по данным Росстата, в период с 23 по 29 января уровень инфляции на российском потребительском рынке составил 7,24% годовых. Где-то на протяжении последних двух месяцев она держится в районе 7,2-7,6%. Четкой тенденции к снижению до целевых 4% пока не прослеживается, так что в Банке России вправе заявлять, что перелома не произошло. Однако ситуация на самом деле выглядит двусмысленной.

С одной стороны, результаты, показанные в 2023 г., оставляют чувство гордости за успешно сделанное дело. Как заявил премьер-министр Михаил Мишустин, рост ВВП по итогам прошлого года может составить 3,5-4%. И хотя в немалой степени этот подъем является восстановительным после спада в 2022 г., российская экономика, безусловно, набрала хорошие темпы.

Согласно данным Росстата, промышленное производство в 2023 г. выросло на 3,5% по сравнению с предыдущим годом и дало прибавку на 4,1% по сравнению с докризисным (но ковидным) 2021-м. Высокие показатели продемонстрировали, например, машиностроение, химическая, пищевая, фармацевтическая промышленность. Да и металлургия — тоже.

После прохождения крайней точки спада в 2022 г. снова увеличивается выпуск легковых автомобилей (на 19% по сравнению с прошлым годом), грузовых вагонов (на 26,6%), лифтов (на 23,8%), подшипников (на 27%). С некоторыми позициями у нас по-прежнему беда (например, двигатели — электрические и внутреннего сгорания, шины, сельскохозяйственная и строительная техника), но и там, как правило, виден далекий свет в конце туннеля. Важно, что рост в российской промышленности имеет новый качественный характер, так как достигнут в условиях санкций.

Одним из «локомотивов» российской экономики в прошлом году стала стройка. Ввод жилья в 2023 г. прибавил 7,5% по сравнению с предыдущим годом и составил рекордные 110,4 млн. кв. м. Кажется, даже в советские времена в пределах РСФСР столько не строили. Из них 51,8 млн. кв. м пришлось на более металлоемкие многоквартирные дома, которых было введено на 13,7% больше, чем в 2022 г.

Однако, с другой стороны, в такой ситуации важно не поймать «головокружение от успехов». Чтобы не вышло как у металлотрейдеров в прошлом году. Летом и в начале осени они очень хорошо заработали на динамичном рынке, а в последние месяцы 2023 г. спустили немалую часть прибыли как в казино, вынужденно продавая стальную продукцию на споте по меньшим ценам, чем получали ее с заводов.

Проблема заключается в том, что российская экономика очень давно не жила в условиях долгосрочной высокой реальной процентной ставки (более 8,5% без учета инфляции). В предыдущие разы, когда Банк России проводил резкие повышения — в конце 2014 г. и в марте 2022 г., он достаточно быстро, в течение двух-трех месяцев, приступал к понижениям. Более того, на конец 2015 и 2022 гг. ключевая ставка была ниже официального уровня инфляции.

В 2023 г. экономика набрала большую инерцию роста. Поэтому, очевидно, подъем ставок в конце года не успел причинить ей значительного вреда. Но сейчас, в начале 2024 г., заметны возникшие негативные тенденции. В первую очередь, это строительный сектор, где обвалилась «рыночная» ипотека, предоставление льготной вызвало конфликт между банками и девелоперами, а государство вынуждено нести очень значительные дополнительные расходы на субсидирование кредитов.

Тут можно надеяться на то, что задел, сделанный строительными компаниями во время прошлогоднего бума, поможет им продержаться несколько тяжелых месяцев и не допустить обвала. Да и правительство не будет обделять строителей своим вниманием. Но вот у малого и не очень крупного бизнеса резкое подорожание кредитов вызывает уже достаточно серьезные проблемы.

Для российского рынка стальной продукции это может означать недобор по спотовым продажам весной текущего года. Как уже не раз отмечалось на этом сайте, видимое потребление в строительном секторе в ближайшем будущем не должно сильно уменьшиться. Но малый и средний бизнес, который обычно приобретает стальную продукцию не на заводах, а через металлотрейдеров, может существенно сузить спрос.

МВФ, который обычно не очень благожелательно относится к России, прогнозирует на текущий год достаточно неплохие темпы роста отечественной экономики — 2,6%. Кстати, это даже выше, чем оценивает перспективы Минэкономразвития (2,3%). По мнению экспертов МВФ, на наше положение окажут влияние два благоприятных фактора — высокий уровень государственных расходов и устойчивые цены на сырье, которое экспортирует Россия.

На первый тезис сложно что-то возразить. Так оно и есть: государственные расходы — это одно из составляющих ВВП, а в нашем случае, пожалуй, самое важное. Российское государство тратит много и полезно. МВФ обращает первоочередное внимание на оборонную промышленность, продолжающую наращивать обороты и создающую повышенный спрос на ресурсы с мультипликативным эффектом для всей экономики. Но положительная роль государства на этом не исчерпывается.

Через Фонд развития промышленности (ФРП), СПИКи и другие программы оно поддерживает инвестиционные проекты в различных отраслях. Стимулирует отечественное производство электроники, морских и воздушных судов. Государственные компании «Росатом», «Ростех», «Газпром», «Роснефть», РЖД и другие вкладывают триллионы рублей в свое развитие, развивая попутно и страну.

Интересно, что Джон Мейнард Кейнс, идеолог капиталистической экономики с сильным государственным началом, считал полезными даже такие проекты сомнительной эффективности как строительство египетских пирамид, лишь бы деньги тратились внутри страны и подпитывали спрос. Создание новых импортозамещающих производств он наверняка приветствовал бы.

Второй столп российской экономики, по мнению МВФ, это, прежде всего, нефть, так как отчисления от ее экспорта составляют достаточно весомую долю доходов бюджета (именно госбюджета, а не страны в целом). Нынешняя обстановка на мировом рынке нефти не так, чтобы очень приятная, но цены после падения в начале ноября 2023 г. установились на более-менее стабильном уровне $75-85 за баррель. Сильно роскошествовать с ними трудно, но и с голоду не помрем.

Правда, в последнее время США и европейские страны пытаются усилить давление на российскую внешнюю торговлю. В ход пошло самое сильное оружие — вторичные санкции, когда банкам и компаниям из третьих стран под угрозой репрессий запрещается вообще иметь какие-либо дела с российскими партнерами. В частности, под огонь попала Турция.

Впрочем, под санкциями мы уже два года, так что на вражеские атаки у нас есть свои защитные приемчики. Тем более, что постепенно, мало-помалу, без шума и пыли в российском экспорте и импорте растет доля незападных валют. Как заявил, в частности, в конце января заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков, страны БРИКС сосредоточатся на увеличении доли национальных валют в торговле внутри группы, чтобы снизить негативные эффекты от использования доллара в мировой финансовой системе. Как председатель БРИКС в этом году, Россия считает данное направление одним из приоритетных.

Получается, даже при высоких ставках жить вполне можно? Это кому как, знаете ли. Государственные проекты и их окружение будут работать так же, как и раньше. Но вот для рыночного сектора, никак не связанного с государством и не получающего от него льгот, ближайшие месяцы будут непростыми. Причем у экономики нет опыта функционирования в такой двойственной обстановке. Поэтому сложно прогнозировать, что реально произойдет в ней в текущем году.

Конечно, многое будет зависеть от того, как быстро пойдет на спад инфляция. Но тут вырисовывается следующая «картина маслом». Прежде всего, благодаря масштабному госсектору, включая оборонку, высокая ключевая ставка не сможет быстро подавить инфляцию спроса. Даже если все частники дружно поднимут руки и пойдут ко дну, в экономике останутся растущие сектора, которым будет требоваться все больше различных ресурсов.

С инфляцией издержек неоднозначно. Дорогие кредиты, дефицит квалифицированных кадров, здоровые аппетиты «естественных» и прочих монополистов будут тянуть цены в России вверх. В то же время, влияние внешнего фактора, который имел первостепенную важность в 2021 г., скорее всего, будет минимальным. Импортировать инфляцию мы в ближайшее время, скорее всего, не будем.

Об этом, в частности, свидетельствует текущая обстановка на мировом рынке стали. Повышение в первой половине января там сменилось депрессией. В США, Вьетнаме, Китае прежний рост цен сменился понижением. Европейские металлургические компании еще пытаются что-то выжать, и не без успеха, но, как и в прошлом году, котировки рано или поздно дойдут до пика и покатятся вниз. Только в странах Персидского залива продолжает дорожать сортовой прокат, но это достаточно изолированный рынок, на соседние регионы он влияет слабо.

По-видимому, спрос на стальную продукцию в ближайшие месяцы будет относительно слабым. Даже на Китай после праздников (т. е. ближе к концу февраля) надежды не очень велики. Прошли те времена, когда своим сверхпотреблением он в одиночку вытягивал весь мировой рынок. Не уронит, уже хорошо.

В общем, объективная ситуация у нас, скорее, проинфляционная. Остаются психологические факторы. Но тут, к сожалению, над рынком довлеет опыт непрерывной девальвации рубля с июля 2022 г. по август-октябрь 2023 г. И очень многие ожидают, что после мартовских выборов курс опять поползет вниз. Но если это произойдет, тогда о понижении процентных ставок можно будет и не мечтать. Скорее, они снова повысятся, чтобы стерилизовать экономику дефляцией до состояния кладбища.

Опыт успешной борьбы с инфляцией в 2015-2017 гг. показывает, что для этого необходим не просто стабильный, а стабильно укрепляющийся рубль. Дойдя до крайней точки спада в январе 2016 г. (более 83 руб. за доллар), он затем рос и рос, пока к началу 2017 г. не остановился в интервале 55-61 руб. за доллар, где пребывал больше года.

Из него рубль, кстати, выбил очень радикальный по тем временам пакет американских санкций в начале апреля 2018 г. Тогда под них попал, в частности, «Русал». Впрочем, после этого рубль опять смог закрепиться на уровне 62-66 руб. за доллар, где находился до самого начала ковида. После чего, как говорится, все и завертелось.


Возврат к списку