Главное меню меню
Большой ассортимент в наличии на складе. Редкие позиции металлопроката готовы привезти на заказ
Гибкая система ценообразования
Удобный способ подписания документов. Нет бюрократии
Быстрое согласование договорных условий
Отсрочка платежа
Оперативная погрузка
Комплектация заявки на один склад
Услуги доставки по городу и стране
Услуги резки металла всеми режущими инструментами и оборудованием
Комплексное снабжение

Российский и мировой рынок стали: 22-29 октября 2023 г.

30.10.2023

Обстановка на Ближнем Востоке скатывается в режим дурной бесконечности. Одни пускают ракеты, другие бомбят, все угрожают друг другу, а мартиролог жертв продолжает пополняться. Грань, отделяющая конфликт от большой войны, еще не пересечена, но ситуация может еще долго балансировать на этой грани.

Влияние на мировую экономику пока остается ограниченным. Нефть на биржах усиленно сбивают, как только она приближается к отметке $90 за баррель. Но она раз за разом возвращается на этот уровень. Природный газ в Европе болтается где-то между $550 и $580 за 1 тыс. куб. м. Как говорится, большое алаверды региональной промышленности.

Турецкие металлурги понимают, что израильский рынок для них надолго утратил привлекательность, но компенсировать эту потерю нечем. Цены на стальную продукцию на местном рынке медленно снижаются, экспортные котировки — тоже.

Во второй половине октября турецким компаниям удалось добиться удешевления металлолома до менее $350 за т CFR, а заготовки — до менее $490 за т. Спад на рынках этой продукции наблюдался и в странах Восточной и Южной Азии. Однако в самом конце прошедшей недели лом в Турции снова немного подорожал. Может, кому-то просто понадобилось сделать срочные закупки, но новые ориентиры рынок уже получил.

Турецкий Центробанк снова поднял процентную ставку — уже до 35%. Впрочем, при инфляции, достигающей 60%, это представляет лишь академический интерес. Курс лиры на эти действия никак не отреагировал, продолжив медленно снижаться.

В Банке России решили взять пример с турецких коллег. Ключевая ставка была поднята от 13% сразу до 15%. При этом было заявлено, что она будет находиться на данном уровне, как минимум, до конца текущего года. Правда, инфляция в России сейчас не 60%, а почти в 10 раз меньше, так что влияние новой ставки на бизнес будет посерьезнее. На таких условиях кредитоваться без крайней нужды никто не станет.

Рубль между тем продолжил укрепляться, уже до менее 93 руб. за доллар... ненадолго. Однако большой вопрос — отреагировал ли он на повышение ставки или же основное воздействие на курс оказали принятые ранее нормативные акты о регулировании внешней торговли и возвращении валютной выручки.

Вообще, порой складывается впечатления, что управленческие решения в правительстве и Центробанке принимаются с запозданием. Так, например, было в 2021 г., когда зажимать российских металлургов начали уже после того, как рынок стали прошел пик подъема. И сейчас Минпромторг опять озаботился подорожанием арматуры и труб для ЖКХ, когда цены на эти виды стальной продукции, наоборот, пошли на снижение.

В Банке России объяснили резкое повышение ставки значительным усилением инфляционного давления. Однако есть основания считать, что причиной этого феномена стали длительное падение рубля и неспособность властей укрепить его в августе-сентябре. Тогда действительно все свыклись с мыслью о том, что рубль и дальше будет дешеветь, а любые товары на отечественном рынке — дорожать. Причем эти настроения складывались не один месяц. И понадобится еще больше времени, чтобы их изменить — при условии, что в течение всего этого периода отечественная валюта будет демонстрировать твердость и стабильность.

В заявлении Банка России также было указано, что «устойчивое увеличение внутреннего спроса все больше превышает возможности расширения производства товаров и услуг». По логике банкиров, чтобы решить эту проблему, необходимо как следует придавить спрос высокими процентными ставками. Но при этом может так получиться, что производство товаров и услуг станет падать еще большими темпами, и желанное равновесие так и не будет достигнуто. Что же тогда делать — давить еще сильнее, чтобы вбить всю экономическую активность в ноль?! Ну да, «и на кладбище все спокойненько»...

Оставим за скобками риторический вопрос: а может, если спрос превышает возможности производства, лучше повысить эти возможности? Российский бизнес, вообще-то, работает в условиях очень сильной зарегулированности, а с каждым месяцем появляются все более изощренные методы учета и контроля. Те, кто имеет какое-либо отношение к рекламе или скупке металлолома у населения, не дадут соврать.

Такое впечатление, что где-то восстановили службу прибыльщиков, введенную некогда Петром I. Изобретательность в изысканиях новых методов повышения государственных доходов за счет штрафов порой поражает. Интересно, а налог на бороды будут снова вводить?!

С другой стороны, недоверие, которое государство испытывает к российскому бизнесу, тоже имеет под собой все основания. Как и сама современная Россия, он родом из 90-х и до сих пор страдает от родовых травм. Хроническая алчность — это тяжелая болезнь для экономики с многочисленными побочками. Так что, правительство тоже можно понять.

В условиях высоких процентных ставок ситуация, по-видимому, будет развиваться следующим образом. Прежде всего, в российской экономике есть большой сектор, который этого просто не заметит. Будет продолжаться льготное кредитование покупки жилья, разве что, доля льготной ипотеки в общем объеме станет уверенно приближаться к 100%. Ничего не случится с многочисленными государственными стройками. Будет продолжаться реализация инвестиционных проектов, получающих льготные кредиты. Оборонную промышленность, авиастроение, микроэлектронику, как и ранее, будут доверху заваливать заказами.

Более того, усилится процесс перетекания ресурсов, в первую очередь, кадровых в «привилегированный» сектор российской экономики. Именно он дает и будет давать львиную долю роста ВВП и экономической активности, о которой регулярно говорят в правительстве и Центробанке. Главным препятствием здесь является низкий уровень мобильности рабочей силы в России. Эту проблему, в принципе, можно решить путем внедрения ведомственного или доступного арендного жилья, но потребуется много времени и денег. Поэтому, скорее всего, никто этим заморачиваться не будет.

Для российского рынка стальной продукции повышение ставки увеличивает вероятность снижения цен. Пока что дешевеют, и достаточно сильно, арматура и сварные трубы, в то время как меткомбинаты анонсировали на ноябрь повышение котировок на все виды листового проката. Но если спрос, как желает Центробанк, будет падать, тогда и цены могут пойти вниз.

Правда, этому может воспрепятствовать подорожание металлолома, сборы которого уменьшились после вступления в силу очередных нововведений. Причем, причина не в том, что с 1 октября металлолом можно приобретать у физлиц только по безналу, а в наличии огромного количества не проясненных вопросов. Практика не наработана, как делать правильно, никто не знает и не скажет, а на штрафы можно нарваться весьма неиллюзорные.

В общем, на выставке «Металл-Экспо», что стартует уже 7 ноября, всем участникам рынка будет, о чем поговорить, и что обсудить. На ней будет представлено рекордное в истории количество участников — около 800 (из них более 350 китайских), а также ожидается максимальное количество посетителей.

На мировом рынке котировки на стальную продукцию в октябре в целом снижались. Исключением были США, но североамериканский рынок, отделенный от всех защитными пошлинами и импортными квотами, давно живет своей жизнью, мало соприкасаясь с остальными. Однако в конце месяца качнулся вверх китайский маятник. Местные и международные СМИ сообщают о новых планах правительства КНР направить дополнительные 1 трлн. юаней ($137 млрд.) на инфраструктурные проекты.

Правда, по данным S&P Global, значительная часть от этой суммы пойдет на погашение задолженности по прошлым траншам инфраструктурных облигаций. А самые крупные проекты из названных — это строительство водохранилищ, где уровень металлоемкости в пересчете на потраченный юань не слишком высокий. Так что, за оптимистичными ожиданиями могут вскоре придти разочарования, и цены в Китае опять покатятся вниз.

Главная сегодняшняя проблема заключается в том, что ни у кого нет времени. Вот и приходится затыкать дыры простыми и неправильными решениями, способными, тем не менее, дать какой-то краткосрочный эффект, даже кажущийся.


Возврат к списку