Главное меню меню
Большой ассортимент в наличии на складе. Редкие позиции металлопроката готовы привезти на заказ
Гибкая система ценообразования
Удобный способ подписания документов. Нет бюрократии
Быстрое согласование договорных условий
Отсрочка платежа
Оперативная погрузка
Комплектация заявки на один склад
Услуги доставки по городу и стране
Услуги резки металла всеми режущими инструментами и оборудованием
Комплексное снабжение

Мы все в ответе за что-то. Российский и мировой рынок стали: 18-25 февраля 2024 г.

26.02.2024

Прошедшая неделя на мировом рынке стали ознаменовалась понижением цен, причем эпицентрами этого процесса выступили Китай и Европа. В то же время, отечественные производители стальной продукции, наоборот, планируют повышение в ряде секторов в марте. Находящийся пока что вне этой тенденции горячекатаный прокат, по-видимому, совершит свой подъем в апреле.

По-видимому, четыре месяца функционирования в условиях высоких процентных ставок не привели к падению российской экономики. Во всяком случае, большинство участников рынка ожидают достаточно выраженного оживления и сезонного увеличения спроса на стальную продукцию. Будем надеяться, что в итоге они не будут разочарованы.

Безусловно, дорогие деньги оказывают негативное влияние на бизнес. Но российские компании, закаленные предыдущими кризисами, очевидно, выдерживают с честью и это испытание. Стройка, сохраняющая набранную в прошлом году инерцию роста, государственные проекты, госзаказ и поддержка промышленности льготными кредитами, судя по всему, обеспечат достаточно благоприятную экономическую обстановку.

По крайней мере, согласно данным опроса, который ежемесячно проводит Банк России, Индикатор бизнес-климата (ИБК) в феврале показал небольшой рост по сравнению с началом года. Текущая оценка практически на нуле (-0,1 пункта), но ожидания достигли 15,0 пунктов, одного из наивысших показателей за последние десять лет.

Правда, в последнее время неожиданно вспыхнул, казалось бы, давно угасший интерес к результатам приватизации 90-х гг. Генпрокуратура РФ подала иски о возвращении в собственность государства Челябинского электрометаллургического комбината (ЧЭМК) и двух других заводов, которые в совокупности производят около 80% ферросплавов в России, а также Ивановского завода тяжелого станкостроения (ИЗТС). Еще один станкостроительный завод в Ульяновске поступил под временное управление Росимущества.

В принципе, подобные операции проводились и раньше. Так, можно вспомнить о Соликамском магниевом заводе, который в конце 2023 г. перешел под контроль Росатома, Башкирской содовой компании, Ростовском оптико-механическом заводе и других предприятиях. Просто как-то пошло кучно.

С одной стороны, использование в качестве аргумента для смены собственника нарушений 25-30-летней давности выглядит как-то странновато. Для российского бизнеса уязвимость перед административным произволом и рейдерством вообще является большой проблемой и больным вопросом. Неуверенность в будущем порождает «временщиков», озабоченных лишь тем, чтобы урвать что-то сегодня, не думая о завтрашних последствиях, потому что этого «завтра» для них может не наступить. Не зря в РСПП озаботились разработкой критериев деприватизации. Четких, недвусмысленных и, главное, соблюдаемых.

В то же время, с другой стороны, в «деприватизации» прослеживается система. Из бизнеса в важных для государства отраслях без особых церемоний выбрасывают нерадивых хозяев или, наоборот, слишком хитрых, ничего не вкладывающих в развитие и выводящих средства за рубеж. На последнем, например, согласно данным «Коммерсанта», погорели владельцы ЧЭМК.

В некоторых случаях вмешательство государства определенно запоздало. Так, по данным того же «Коммерсанта», ИЗТС давным-давно не занимается изготовлением станков, а лишь сдает площади в аренду. Хотя, наверное, лучше поздно, чем никогда, как сказал один гражданин, опоздавший на поезд.

Зачастую предприятия отбираются у иностранных собственников, после определенных колебаний решивших все-таки соблюдать антироссийские санкции. Так, например, случилось с Ульяновским станкостроительным заводом, который был запущен в 2015 г. германо-японской группой DMG MORI.

Если эта тенденция получит продолжение, а так оно, скорее всего, и произойдет, можно сказать, что российские власти приступили к воспитанию в предпринимателях чувства ответственности, демонстрируя им весьма хлесткий кнутик. С другой стороны, в пряниках сегодня тоже нет недостатка. В частности, по словам участника одного перспективного проекта, региональные отделения ФРП сейчас достаточно активно предоставляют финансирование под создание новых производств в приоритетных отраслях.

Об ответственности бизнеса шла речь и на конференции «Региональная металлоторговля России» в середине февраля. Предметом дискуссии, получившей затем продолжение, стали взаимоотношения между металлургическими компаниями, с одной стороны, и независимыми дистрибьюторами и производителями труб, с другой. А причиной конфликта — тот неприятный факт, что уже несколько месяцев труба на российском рынке стоит дешевле рулона, из которого она изготовляется, а металлотрейдеры продают на споте арматуру или горячекатаный прокат по меньшим ценам, чем те, по которым получают эту продукцию с заводов.

Рынок всегда отличается волатильностью, так что на нем всякое бывает. Но когда подобная ситуация сохраняется на протяжении почти полугода, это уже система. У всех сторон есть обоснованные претензии друг к другу. Трейдеры обвиняют производителей в том, что торговые дома металлургических компаний устанавливают заниженные цены и тем самым погружают в убытки их бизнес, а металлурги напоминают, что они начали сами заниматься сбытом не от хорошей жизни.

По первому впечатлению, в нынешней ситуации этот конфликт неразрешим. По двум объективным причинам. Во-первых, играть по правилам мешает встречающаяся "кое-где у нас порой" психология временщиков, когда любые правила нарушаются, если есть возможность получить какую-то выгоду прямо сейчас. Вспомним, например, историю дестабилизации рынка арматуры осенью прошлого года. Это, кстати, в полной мере относится к потребителям, готовым покупать заведомо некачественную продукцию, лишь бы дешево.

Во-вторых, на российском рынке существует хроническая и неустранимая проблема избытка предложения. Излишки проката, труб постоянно появляются у производителей и в складских запасах. Особенно актуально это сейчас, когда сократился экспорт. Продукции слишком много, а вот спрос недостаточный. Между прочим, ценовые конфликты металлургов и металлотрейдеров начались именно в то время, когда Банк России резко взвинтил процентные ставки. Интересно, это совпадение или все-таки нет?

Во многих странах цены на спотовом и первичном рынке достаточно серьезно различаются. Например, в Европе в середине февраля трейдеры продавали горячекатаный лист толщиной 4 мм по 820-830 евро за т CPT, причем жаловались на падение из-за слабого спроса. Однако даже если они сформировали свои запасы уже в начале текущего года в условиях растущего рынка, данную продукцию они получали от комбинатов примерно по 700-750 евро за т EXW плюс 15-20 евро за доставку на склад.

Однако на российском рынке уже достаточно давно возникла ситуация, когда заводские и спотовые цены сблизились чуть ли не до полного равенства. И уйти от этого нельзя — разве что, торговые дома комбинатов первыми начнут продавать стальную продукцию с весомой премией к первичному рынку, которая покрыла бы расходы на организацию сбыта. Из-за этого металлотрейдеры получают прибыль, в основном, на волатильности, а также во время подъемов, когда интенсивный потребительский спрос позволяет всем поднимать цены и в целом неплохо зарабатывать. Характерный пример такого «голубого океана» - лето и начало осени 2023 г.

Даже несмотря на достаточно благоприятные прогнозы на текущий год, рассчитывать на повторение прошлогоднего «Эльдорадо» сложно. Все-таки высокие ставки существенно снижают хозяйственную активность. И весьма велика вероятность, что российский рынок стальной продукции, с осени прошлого года находящийся в состоянии избытка предложения, так из него и не выйдет. В таком случае конфликт будет продолжаться, приводя к дальнейшей консолидации, сокращению производства и прочей чрезвычайщине.

Исправить создавшееся положение может только хороший здоровый рост на споте при условии, что ФАС и Минпромторг не позволят металлургам слишком уж сильно задирать цены на первичке. Для этого нужны относительно стабильные, а лучше — снижающиеся цены на сырье. И кстати, последнее вполне реально. По крайней мере, металлолом весной должен подешеветь, а стоимость ЖРС в России в значительной мере зависит от состояния мирового рынка, где сейчас наблюдается спад.

В Китае после новогодних праздников вместо ожидавшегося роста произошло понижение. Биржевые котировки на стальную продукцию за неделю опустились более чем на $10 за т, а железная руда впервые с октября прошлого года упала до менее $120 за т CFR, при том, что на пике подъема в начале января она превышала $140 за т.

Конечно, очень может быть, что в конце февраля — начале марта китайский рынок развернется в сторону повышения. Все-таки стройка там постепенно выходит из праздничной паузы. Но значительного роста, скорее всего, не произойдет. Разве что, на сессии Всекитайского собрания народных представителей, что состоится в первой половине марта, будут приняты и, главное, немедленно воплощены в жизнь некие радикальные решения по стимулированию экономики. Но верится в это слабо.

Китай за последние четверть века приучил всех к сверхвысоким темпам экономического роста, а когда экспансия по объективным причинам уперлась в потолок, просто нормальное устойчивое развитие воспринимается как неудача. К тому же, проблемы в стране реально есть, прежде всего, в строительном секторе. Рано или поздно перед китайскими металлургами встанет задача сокращения объемов выплавки стали, а тогда неизбежно подешевеет и железная руда.


Возврат к списку